gerraa (gerraa) wrote,
gerraa
gerraa

Categories:

Памяти свободы 1991-го года выпуска

В 1991-м мы были народом с относительно недавней войной и совсем недавним диссидентским прошлым. Мы были воспитаны на классных книгах, стихах и песнях о героях, мужестве, борьбе за правду и свободу. Мы конечно при этом жили двойной жизнью, но на фоне партийных и комсомольских собраний, лозунгов и фальшивых клятв мы проживали жизнь по Стругацким, Азимову и черт знает еще кому - оставаясь в той, второй жизни и в своей душе честными героями, готовыми умереть за ту самую прекрасную свободу.
И когда первая жизнь раскололась на части, распалась, рассыпалась прахом и хрустящими зеркалами под ногами, мы поверили, что можем быть настоящими - уверенными покорителями пространств, с гордо поднятой головой, верой в торжество справедливости и свободой жить и говорить.
Но пока мы наслаждались обретенной свободой, выгода перевесила красоту идеи. Граждане ломанулись заполнять базовые уровни пирамиды Маслоу и обнаружили, что герои Стругацких - не лучшая модель для выживания в порядком разрушенном мироустройстве, где на первый план вышла звериная конкуренция и игра на самых низменных человеческих инстинктах.
И пока мы за ради выживания опять задвигали идеалы на второй план и надеялись, власть снова ушла - в руки КГБ-шника. Я 71-го года рождения. Я сама не сидела, не была репрессирована, но у моих близких такой опыт был. И с 5-ой размытой копией перепечатки стихов Мандельштама, с запретом на пересказы домашних разговоров, с рассказами отца о детдоме, куда он попал, как сын репрессированной, с байками и стихами диссидентов я впитала в себя, что в нашей стране отдать власть КГБ-шнику, вот так, прямо в руки - это хана. Мне говорили, что я ошибаюсь, что он наведет порядок... Сейчас мы видим, что это за "порядок" и с чем он ассоциируется.
Так жаль, что так получилось. Так жаль.
Беда в том, что теперь среди нас больше нет мечтателей по Стругацким. Мои ровесники выжжены рынком. Следующее за нами поколение - куплено. А молодые уже не читают Стругацких, стихи и диссидентов. Уже нет тех, кто мог бы, как в 1991-м, выйти на площадь. Эту часть истории повторить больше не удастся.
Остается только ждать, пока этот мир рухнет сам.
Видимо, вместе с нами.
Tags: Общественное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments